Эльбрус

Поездка, которую удалось осуществить только в этом году, была запланирована очень давно. С самого детства Кавказ манил меня и выплывал в далекой памяти еще с детских поездок на машине в советские времена. Видимо величие гор, красота рек и неповторимый прохладный воздух будоражили меня с тех далеких времен. Повзрослев, я непременно захотел вернуться туда и почувствовать Кавказ снова.

В декабре 2005г. я побывал в Приэльбрусье уже со сноубордом. Из-за постоянных перебоев с канатной дорогой на Азау, катались мы тогда преимущественно на Чегете и каждый день, глядя на могущественный Эльбрус, возникло желание подняться на него. С соседней горы Чегет мне казалось, что до Эльбруса рукой подать, но это был всего лишь мираж. Легкодоступной горой Эльбрус мне никогда не казался, и, накапливая информации о восхождениях, я в этом убеждался снова и снова.

И только в этом году, найдя единомышленников и основательно изучив и собрав информацию о восхождениях, было принято решение летний отпуск провести именно в Приэльбрусье и попытаться подняться на Гору. Изначально не было желания покупать коммерческий тур с программой восхождения, которых в Интернете можно найти огромное множество. Не хотелось зависеть и от конкретных дат, доверяться неизвестным гидам и зависеть от непредсказуемых попутчиков по туру. Кроме того, изучив наиболее популярную в турах 10-дневную программу восхождения, показалось, что в первую очередь она является коммерческой. Да и можно сказать, что был уже накоплен определенный опыт поездок. Мы посчитали, что можем все организовать сами, не зависимо от турагенств. Изначально было уговорено, что главной целью для нас является не восхождение, а отдых в горах. Конечно, подняться хотелось всем, но не в ущерб здоровью или с риском для жизни. Необходимое снаряжение и группу или инструктора для восхождения решено было искать прямо там. Изначально мы планировали брать с собой борды и лыжи, но собрав рюкзаки стало понятно что это нереально.

Выезд был назначен на 10 июля. В последний момент один из участников поездки отказался, и нас осталось трое. Параллельно с нами в одном поезде в том же направлении ехал мой друг Мыкола с компанией альпинистов. В Интернете удалось найти и договориться совместно с ними арендовать Газель для трансфера МинВоды- Терскол (около 200км.) за 3500 руб. 6 человек-альпинистов направилось в горный альплагерь Адыл-Су, а мы поехали до самого конца этой красивейшей дороги - на поляну Азау. После пересечении границы Ставропольского края и Кабардино-Балкарской Республики дорога проходит по Баксанскому ущелью, то идя параллельно с рекой Баксан, то пересекая ее по многочисленным мостикам. По обе стороны от дороги постепенно восстают величественные горы, становясь все выше. Удивляет своей красотой и мощью река Баксан, имеющая многочисленные притоки, вытекающие из глубоких ущелий, в верховье которых даже в июле лежит снег. Постепенно приближаясь к Терсколу и набираю высоту, мы почувствовали, как стремительно охлаждается воздух, все более напоминая нам горный. По пути мы заехали на погранзаставу. Дело в том, что граница с Грузией совсем близко, и для посещения приграничных территорий необходимо иметь разрешении ФСБ РФ, которое надо заказать заранее. Это необходимо альпинистам. Для восхождения эта процедура не является обязательной. Бросалось в глаза огромное количество блокпостов и лиц с автоматами АК. Непривычно так. Как оказалось позже, проводилась контртеррористическая операция.

Прибыв наконец в Терскол, мы решили разбить лагерь и отдохнуть. Для этого просто свернули с дороги и облюбовали березовую рощу на берегу Баксана, у подножья южных склонов Чегета. В глаза бросалось то, что большинство деревьев было повалено и вырвано с корнями, - это снежные лавины с Чегета оставляют такие последствия. Впечатляет! На другом берегу реки, высоко в горах мы увидели красивейший водопад, и нам сразу захотелось добраться к нему. Больше часа мы пытались пересечь Баксан, но он так и не пустил нас на другой берег, хотя с виду казалось, что река вполне проходима. Вода была очень быстрая и невероятно холодная, через 5-7 секунд пребывания в ней я не чувствовал пальцев. Готовили на костре, воду брали с Баксана. Ночью открылось невероятно звездное небо!

На второй день, утром на завтрак Юра приготовил яичницу с ветчиной и зеленым луком и овощами в чугунном казанке, - пальчики оближешь… Мы собрали вещи, закрыли их в палатку и отправились за снаряжением в Терскол. Пошли пешком через березовую рощу вдоль дороги, - красота, чистейший воздух, под ногами земляника, где-то рядом шумит быстрый Баксан и пасётся стадо лошадей. Видели палаточный лагерь строителей «Приюта-5300 на Седловине Эльбруса», зарегистрировали нашу группу в МЧС. Поэтапно, заходя в прокаты, дошли до поворота на Чегет в прокат «Культур-Мультур», где встретили адекватного прокатчика и отличный выбор снаряжения. Взяли себе ботинки (Андрей взял пластиковые, я – гортексовский Salomon), кошки, лыжные палки, газовую горелку, 2 больших баллона газа, ледорубы (которые вообще оказались не нужны) и отправились обратно в палатку с тем, чтобы уже выдвинуться в горы. Надо сказать, что вес наших рюкзаков был настолько велик, что мы с трудом дотянули их на себе до поляны Азау, где было решено облегчить их ненужными вещами, которые мы оставили в кафе «У мамы Розы» на Азау. Так как канатная дорога как всегда не работала (у французской - проблема с автоматикой, у старой - плановая замена троса), пришлось до станции «Старый кругозор» (3000м.) подниматься на ГАЗ-66. Перепад высоты между станциями - около 800 метров. В кузове сидело человек 10, и порой казалось, что ГАЗ цепляется за землю из последних сил и работает за пределами своих возможностей. Ну, надо понимать, что конечно он был неисправен, грелся бензонасос, и мы останавливались остывать. Добравшись до Кругозора, мы увидели совсем другую Баксанскую долину. глубокой трещиной она уходила вглубь, и громко шумели тающие притоки Баксана. Из ГАЗа мы пересели в вагончик канатной дороги, которая отправила нас на следующий уровень и следующую высоту-3500м. над уровнем моря - станцию Мир. Деньги с нас хотели снять за билет в две стороны, но мы не сдались и заплатили только за «туда». На Мире открылась совсем другая картина. Впервые мы увидели первый снег, открывался прекрасный вид на Эльбрус, который как всегда казался совсем близко. Мы находились примерно на 1300 метров выше Терскола - места нашей первой ночевки. Мы решили не форсировать события и остаться ночевать на Мире. Забегая вперед скажу, что это было абсолютно верное решение. Приятно было увидеть сноубордистов, спускавшихся прямо к Миру на досках по узенькому языку мокрого снега. Значит выше есть катание! На Мире мы познакомились с забавным французом Стефаном Анри, с которым позже встретились и на Бочках, и на Приюте 11. Совершив неудачную попытку восхождения в прошлом году, он приехал в этом году снова чтобы достичь цели. Он был один, чем объяснял это сложностью найти любителя такого рискованного и непростого мероприятия. Пригласив его к себе на ужин, мы узнали его историю, вместе наблюдая за закатом над вечерним Эльбрусом. Готовили мы в тот вечер на мангале и дровах, которые нашли на Мире. Опасаясь ночного ветра, спать легли в холле кафе Мир прямо на полу, предварительно положив деревянные настилы под коремат и спальный мешок.

Третий день начался просто катастрофически. Это были первые проявления горной болезни. Состояние было похоже на глубокое похмелье, все плохо спали, всем троим снились ужасы, и сон продолжался от силы 2-3 часа. Ухудшилась и погода. Хорошо, что эту ночь мы провели на Мире, а не выше. Постепенно прейдя в себя и собрав вещи, мы собрались на следующий уровень - станцию «Гара-Баши» и гостиницу «Бочки» (высота 3800 м. над уровнем моря), куда нас доставила кресельная дорога. Поднимаясь, мы видели как снега стаёт все больше, потянулись светло-голубые языки тающих ледников, малые горные талые озера. На Бочках встретили опять Стефана, поселились в маленькой комнатке с двухярусной кроватью больше похожей на сторожку чем гостиницу. Приятно, что есть обогреватель и электричество, кто-то оставил свитер, шапку, медикаменты, воду. Там так принято. Ни о каких постельных принадлежностях речь не шла конечно. Спать надо в спальном мешке. Физически состояние вроде бы улучшилось, и мы собрались на прогулку в сноупарк, где прыгали лыжники и сноубордеры. Трамплины были просто гигантские, но снег конечно не зимний, мокрый и тяжелый как каша. Выглянуло солнце. Открылся чудесный вид, и мы даже сняли верхнюю одежду и позагорали! Не знаю, перегрелся я на гиперактивном солнце или сказалась нехватка кислорода, но вечером мне было очень плохо, сильная головная боль дополнилась тошнотой и рвотой, приняв медикаменты, я наконец заснул. Плохо было не одному мне, мучался и Юра.

На четверные день было принято решение закинуть тяжелые вещи в «Приют-11» на высоту 4100м. и спуститься вниз до 3500м. навстречу Юре, который с Бочек пошел вниз не имея больше сил терпеть горную болезнь. Наша с Андреем дорога на Приют оказалось намного тяжелее чем ожидалось, рюкзаки были тяжеленные, а идти мешал мокрый кашеобразный снег. Поднявшись на Приют, мы снова встретили Стефана. Высокогорная гостиница представляла собой капитальное 2-х этажное строение. Внутри было очень холодно. Администратор Эльдар ходил в пуховой куртке. Нам выделили комнату на втором этаже, поднявшись туда по лестнице, мы увидели лежащих в спальных мешках замерших от холода иностранцев. Лежали они неподвижно и только двигали глазами. Меня это насторожило. Приятно было то, что на первом этаже был газ, и нас бесплатно накормила и напоила горячим чаем нанятая теми же иностранцами-немцами местная повариха. Продуктов, завезенных немцами, было в избытке. Видимо, и человеком она оказалась очень добрым. Отогревшись и переговорив со Стефаном, мы оставили тяжелые вещи и налегке выдвинулись вниз навстречу Юре. По пути встретили нашего старого знакомого-земляка с Полтавской области. Это был мужчина 55-65 лет, в кирзовых сапогах и камуфляже. На себе он нес огромный мешок из под сахара привязанный к палке, вместо лыжных палок у него были обычные деревянные палки с набитыми гвоздями на концах, вместо кошек планировались ведосипедные цепи. Пройдя немного, он возвращался за вторым мешком такого же размера, т.к. нести сразу два он не мог физически. Глядя на все это, становилось одновременно страшно за него и смешно. Человек абсолютно не отдавал себе отчет на что он идет, и что его ждет впереди. Но, забегая вперед, скажу, что дойдя до Приюта-11, увидев снежные просторы и поймав горную болезнь он развернулся вниз и отправился домой, осознав несостоятельность своих намерений. Встретили мы и еще одну легендарную личность. Это 83-летний киевлянин, заслуженный мастер спорта по альпинизму Владимир Дмитриевич Моногаров. Человек в свои годы шел на Эльбрус… Спустившись до Мира мы стали ждать Юру, который к тому времени был уже в самом низу – в Терсколе. Дело в том, что ему пришлось брать в аренду новые ботинки. Нам с Андреем повезло, т.к. удалось договориться переночевать в строительной сторожке, в которой было электричество и тепло. Мы устроили банный день, помылись, просушили промокшие под дождем вещи. Юра к тому времени начал подъем с Азау наверх к нам. Поднялся на Мир он совсем поздно и можно понять его состояние: спуститься с Бочек в самый низ и подняться опять вверх с тяжелым рюкзаком под проливным дождем очень тяжело. Но его ждал приятный сюрприз в виде горячей воды и теплого ночлега. Ночью я все никак не мог заснуть видимо из-за сброса высоты и нетипично высокой температуры в нашей хижине.

Утром мы опять выдвинулись вверх, прошли Бочки и направились к Приюту с тем, чтобы уже там остаться на несколько дней для адаптации и акклиматизационных выходов. В этот день у меня впервые открылось второе дыхание, а может просто привык к высокогорью, подъем налегке не был утомительным. В Приюте было по-прежнему холодно и мы переселились в домики, расположенные немного выше за ту же цену (500р./сутки/чел.). Разница была в том, что в них было теплее и дважды в сутки включался дизель-генератор для подзарядки телефонов и батарей. Нам это было важно, поскольку у нас был GPS и фотоаппараты. Кроме того, в отдельном домике была оборудована кухня с газом, где было тепло и уютно. В первый же день нас угостили вкуснейшим супом наши земляки с Украины. Вообще, надо заметить что большинство туристов были иностранцами, много балканцев, встречали американцев, канадцев, были и эксклюзивные варианты типа японцев или афро-американцев. Европейцев притягивала высшая точка Европы. Многие стремятся записать себе в зачет еще одну отметку в клубе “7summits” - “7 Вершин” - “Звёздная семёрка” высочайших вершин каждого из континентов Земли. “7 вершин” - это коллекция восхождений на самые высокие вершины семи континентов. Практически все иностранцы прекрасно экипированы, однако нам встречались и очень забавные персонажи, например петербуржец из нашей гостинице поднялся в натуральной шубе, что выглядело, мягко говоря, странно. Во время выходов на скалы Пастухова видел москвича в тоненькой нейлоновой ветровке и самодельными кошками одетыми поверх обычных кожаных ботинок. Во время восхождения меня преследовал странный человек и вовсе без кошек в сапогах. Сложно сказать кому из них удалось подняться на Эльбрус, но каждый по своим соображениям имел свое особое мнение в отношении снаряжения. На первое место здесь выходили морально-волевые качества. Рядом с нашими домиками прямо на снегу разбили свои палатки три парня из Киева. Из больших снежных кирпичей они построили ветрозащитную стену и планировали так стоять несколько дней. Стефан же отправился на скалы Пастухова для 3-дневной одиночной адаптации в палатке. В тот день мы немного поднялись вверх, - сколько хватило сил, - может до высоты 4300-4400 метров. К вечеру у меня опять разболелась голова и, послушав хозяина домиков Малика, я выпил грамм 50 спирта и свалился спать на почти 12 часов.

Шел 6 день, погода менялась постоянно. Трудно было предсказать что будет не то чтобы завтра, а через час. Туман менялся мощнейшим солнцем, потом небо вдруг затягивалось, начинался снег, дождь, град, - нас уже ничего не удивляло. В этот день нашей задачей был выход на скалы Пастухова (4800м.), а при возможности и выше. Юра и Андрей дошли до скал, я постарался продвинуться дальше до косой тропы (около 5000м.), но скорее всего не дошел потому как резко снизилась видимость и ярко-красные вешки, стоящие через каждые 3-4 метра, стали почти не видны. Приходилось наблюдать как некоторых спускали с горы. Впечатлил лежащий на спине субъект неопределенного пола, привязанный ногами к бегущему быстро вниз спасателю. Видимо совсем было кому-то плохо. Или двое под руки несут третьего, который едва шевелит ногами. Повеселил чех бежащий вниз с горы, ноги его напоминали веревки и не удержав своего обессиленного хозяина, они подкосившись уронили его в снег. Это настораживало и пугало немного, на часах было 15-00,и я понимал, что это, вероятнее всего, неудачные восходители. На обратном пути я встретил Андрея, Юру, разговаривающих с моим другом Мыколой, вернувшегося с Адыл-Су. Он был весел, уверен в своих силах, излучал энергию и собирался на следующий день осуществить попытку восхождения. Вернее не попытку, а восхождение! И тут в нашей компании возникла, мягко говоря, дилемма. Стоит ли идти завтра? Если идти завтра, то с кем? Инструктора мы так и не нашли, и нужен ли он нам вообще? Стоит ли идти пешком до скал Пастухова или нанять ратрак до тех же скал и с тем сэкономить собственные силы для восхождения? Позволяет ли погода, и какая она будет завтра и как понять можно ли в такую погоду идти? Вопросов было много, ответов не было вовсе. Идти на следующий день хотелось еще и потому, что кроме нас в тот день на Гору собирались соседи по лагерю -киношники, - киевляне из палаток, Мыколына группа. Решено было пораньше лечь спать, встать в 1-00 ночи и решить по погоде и состоянию идти или нет. Кроме того, если все же идти то пешком, без раткара, так лучше для адаптации. Я решил не ложиться спать, пока солнце не зайдет за горы, и, долго медитируя, смотрел на Эльбрус и раскинувшиеся просторы, пытаясь понять, не против ли он наших завтрашних планов и нашей мальчишеской прыти идти так далеко. И вдруг… Он покорно молчал. Глядя в бинокль на склоны Горы, совершенно забавно на её фоне выглядели люди. Удивительно, по своему размеру они казались меньше пылинок на его фоне! Погода улучшалась, Эльбрус полностью открылся, что было воспринято мною как хороший знак. С тем и пошел спать.

Проснувшись ночью, мы увидели, что на улице идет снег, большие хлопья медленно, совершенно по-зимнему кружились в воздухе, ни одной звезды на небе видно не было, но все вокруг почему-то копошились и собирались идти вверх. Никто уже не спал. Решили идти и мы! На горе было видно множество светлячков - людей с налобными фонариками. Кто-то уже был довольно высоко. Я одел термобелье, теплые флисовые брюки, поверх которых одел не продуваемые сноубордбрюки с вентиляцией, горнолыжный теплый флис и сноубордкуртку Воnfire. Взял 2 пары очков: горнолыжный Vinzipper с зеркальным фильтром и плотно прилегающие сварочные очки на случай яркого солнца. Пуховку, термос, сухофрукты, ледоруб и варежки положил в легкий горнолыжный рюкзак Salomon. Мы спокойно собрались, намазались защитным кремом от солнца, затянули кошки, наполнили термосы, легко перекусили, выпили чай и втроем вышли к склону Горы. Было ровно 2 часа ночи. Времени в запасе достаточно и вышли не поздно. Но почему-то мы оказались как бы в хвосте, шли очень медленно. Так медленно, как никогда в жизни. Мой шаг составлял 15-20 см., когда склон был крутой. Зачастую я просто топтался на месте. Но так было легче, и главная задача была экономить собственные силы. В самом начале пути мы услышали очень неприятный звук, похожий на треск утрамбованного снега, показалось, что где-то рядом открылась трещина. Но так как было совсем темно, никто из нас ее не увидел, наверное она было не так близко от нас. Но какое-то время все были настороженны и внимательно смотрели под ноги. Пока мы дошли до высоты 4800м. - скал Пастухова нас обогнало около 10 ратраков с людьми. Но больше всего меня волновала погода, небо было зловеще черным, потом вдруг кое-где появлялись звезды, но вскоре исчезали снова. Строго справа, на востоке тусклым светом начал зарождаться новый день - 19 июля. Я шел и думал, каким он станет для нас? Говорить на эту тему и говорить вообще не хотелось - экономили силы даже на этом. Лишь периодически я вслух отсекал пройденное время для контроля. Экономили и батарейки на налобных фонариках, на троих нам хватало всего одного. Пройдя скалы Пастухова фонарики можно было отключить, стало светло и становилось понятно, что погода налаживается. Очень хотелось не думать о ней. Но несмотря на то, что в пути мы были очень долго, вершина практически не приближалась к нам. С набором высоты становилось все труднее дышать. С востока тянулись молочные облака, и как-то незаметно они оказались ниже нас. Произошло такое разделение где-то на высоте 5000м. Подъем от Приюта и до самой Косой шел практически постоянно строго вверх, без отклонений, временами обретая такой крутой наклон, что лыжные палки приходилось вставлять не в землю, а как бы впереди себя как в стену. Последний подъем перед Косой был очень тяжелый и забрал много сил. Я впервые почувствовал их упадок. Но самое тяжелое было впереди. Мы старались поддерживать заданный темп, то есть идти очень медленно без ускорений и главное остановок, но я стал понимать, что делать это становится все труднее, особенно тяжело найти удобный для нас троих темп. На такой высоте никто из нас еще не бывал. Появился ветер, и температура стала снижаться, все начали утепляться, потянулись за варежками. Вот открылась и Косая, она диагонально шла вверх и влево, и казалась довольно длинной. Просматривалась практически на всем протяжении. Она тянулась тонкой нитью аж до Седловины Эльбруса до высоты 5300м. Выйдя наконец на Косую, и пройдя метров 50-70, я понял, что в таком темпе я двигаться просто не могу и зря теряю силы. Остановки стали совсем частыми, и приходилось останавливаться за ребятами уже на 3-4 шаг. Глянув на них, я понял, что чувствуют они себя неважно, особенно Юра, который побледнел и выглядел совсем неважно. Я быстро перекинулся с ними парой фраз и посоветовал начать спуск. Наверное другого выхода не было, но заставить я не мог, сказал, что попытаюсь продвинуться повыше, обогнал их и выдвинулся все теме же маленькими шажками вперед. Вскоре оказалось, что уже и я не могу идти без остановок. Косая казалась просто бесконечной и постоянно уходила на перегиб. Остановившись и присев я почувствовал слабость, мышцы были ватные, ужасно клонило в сон, и хотелось просто лечь и поспать немного. Но я читал об этом состоянии и знал, что нельзя поддаваться этому соблазну. Тем более я уже был один. Понимал, что есть резервы организма, и их надо постепенно экономно включать. Так не спеша, я дошел до места, где Косая превращается сперва и обычную тропинку без уклона, а затем и просто спускается вниз к Седловине. Я понял, что верхняя точка Косой была на высоте где-то 5350м. что конечно на фоне такого крутого подъема является очень серьезной высотой для меня. По пути к Седловине, которая уже стала видна, я встретил своего друга Мыколу, он мне сообщил, что подняться не смог, что ему стало плохо, и он идет вниз, что меня очень удивило. А был уверен что он поднимется. Быстро распрощавшись с ним, я продолжил путь к Седлу, никого не обгоняя, но и не пропуская вперед, впрочем, людей рядом со мной почти не было. Я вошел в условный центр Седловины Эльбруса и оказался между двух Вершин: слева от меня возвышался левый горб Эльбруса (его западная вершина - высочайшая точка Европы 5642м.), справа - восточная 5621м. На этом этапе мне казалось, что я очень близок к цели и меня уже не остановить. Как же я ошибался! Стало тепло, потом даже жарко, ветра совсем не было и мне захотелось раздеться, я открыл вентиляцию на куртке и брюках, но силы тратить на снятие вещей не стал, даже воду не пил, потому что для этого надо было снимать рюкзак. Скорее всего, имело место притупление воли, какая-то необъяснимая лень. Была идея оставить рюкзак на Седловине, как делают и советуют многие, но я не стал, подумал, что его содержимое может понадобиться впереди. После Седловины началось самое сложное. Опять Косая, только уже не влево, а вправо. Это тропа шла уже собственно по самому западному возвышению Эльбруса. Она была очень узкая, и снег был совсем рыхлый и тяжелый, все осложнялось тем, что появились встречные люди, которые спускались с горы. Возникла опасность падения вправо и вниз в сторону Седла,с учетом отсутствия сил вероятность такого падения увеличивалась. Идти становилось все тяжелее. Я начал задавать редким встречным людям вопросы далеко ли идти и ловить себя на мысли, что это первые неприятные весточки. Наконец достигнув конца тропы я с ужасом увидел что меня ждет еще одна такая же, только с направленностью в противоположную сторону, то есть влево косая тропа, это стало еще одним испытанием. И наверное самым тяжелым. Я слышал о тех, кто разворачивался с высоты 5400, 5500 и даже 5600 и думал, что это абсурдно столько пройти и развернуться, что это история точно не про меня. Теперь я уже так не думал. И отдыхал уже не после 4-5, а после 2-3 своих минишагов, опираясь на палки всем своим весом. Перед выходом на плато все же пришлось сделать маленький привал вместе с двумя шведами, которые излучали радость в предвкушении Победы. Они мне сообщили, что их GPS показывает высоту 5540м. Пройдя последний серьезный подъем, я наконец вышел на плато с полной уверенность, что вершина здесь, но я ее опять не обнаружил, оказалось что надо опять идти. Да, после этих подъемов плато казалось практически ровной поверхностью. Но сил идти не было вовсе. Тут пришлось включать морально-волевые качества. Все было в тумане, и я был в тумане. Наконец, дойдя до конца этого пути, я увидел небольшое возвышение площадью метров 10 квадратных, на нем копошились люди, и стал виден какой-то камень. Я медленно зашел туда и рухнул на землю. На часах было 10-48. Мой подъем составил 8 ч.46 мин. практически без остановок, за это время я присел всего раз.

Описать происходящее со мной в тот момент очень сложно. В голове пробежали электричкой мысли, планы, сборы, мечты, люди. И тут меня взорвали слезы радости, которые никто не видел под большой зеркальной маской. Я понял, что могу тут расслабиться на пару минут. В тот момент я был выше всех людей в Европе и, наверное, счастливее всех в мире в этот момент, и понял, что это удовольствие не сравнить ни с чем, и описать его невозможно. Можно только пережить и пожелать пережить другим. С другой стороны, я понимал, что расслабляться нельзя и долго быть на вершине опасно и впереди очень непростой спуск и надо собираться,воздуха катастрофически не хватало. Сделав пару снимков я пошел вниз. По пути открылся великолепный вид на Восточную вершину. Погода стояла замечательная, солнечная, хотя и порой вершину окутывали молочные облака, но на долго они не задерживались. На несколько минут присел выпить горячий компот, потому что сил не было вообще. И началось все по порядку только в другую сторону. Ноги уже совсем не слушались, на кошки налипала снежная каша, и я поястоянно падал. Я решил снять их, и мне стало намного легче спускаться. Спуск до Седловины был очень долгий, и я мечтал встать на сноуборд или лыжи, чтобы спуститься вниз по прямой. Пройдя Седловину, я встретил двух дружелюбных македонцев, которые сидели и наблюдали за кавказскими красотами. Вид и вправду был впечатляющий, жаль, что восхождение забирает столько сил, и нет возможности сесть и смотреть как можно дольше на этот бесконечный горный массив. Горы не просто стоят на месте, постоянно меняется картина небосвода, где-то вдалеке пробиваются солнечные лучи, стремительно несутся облака, то выше, то намного ниже тебя. И ты смотришь на них сверху вниз. Мы перекинулись парой фраз с македонцами, и я впервые услышал свой изменившийся от высоты голос, они щедро угостили меня энергетическим концентратом ISOSTAR, видимо выглядел я и вправду слабенько. Я продолжил спуск, постоянно смотря вниз, пытаясь увидеть Приют-11, но был он очень далеко и низко, за облаками. Хорошо, что кроме термоса я взял с собой пластиковую бутылку воды. Постоянно хотелось пить, и я уже экономил воду, периодически поедая снег. Поднимаясь наверх я почти не думал о спуске, казалось что самое важное это найти силы для подъема, добиться цели, дойти. Но спуск забирает тоже очень много сил. Гораздо больше, чем я предполагал. После Косой я уже шел не по тропе, как раньше постоянно сдерживая массу тела, а шагал большими, вынужденными и размашистыми шагами по глубокому снегу, который тормозил меня своей тяжелой кашеобразной массой. Сил не было даже зашнуровать ботинки, и я просто сваливался с горы как попало. Спуск занял больше 4 часов, за это время было всего две остановки не больше чем по одной минуте. Дойдя до нашей будки, я просто сел на скамеечку и отключился. Отключилось тело и мозг. Я просто сидел как растение и смотрел в одну точку. Не было сил ни скинуть набравшие мокрого снега уже полностью расшнурованные ботинки, ни раздеться. Я понимал, что таких нагрузок наверное еще не испытывал никогда. Особенность заключается в том, что помимо чисто физического и психического напряжения идет очень серьезная высотная горная нагрузка, кислородный дефицит. он в разы усложняет работу. Свою работу делает и солнечное излучение, и понятно, что лучше конечно восходить в солнечную погоду, чем в снег и дождь, но солнечные лучи на такой высоте тоже не подарок. Зайдя наконец в домик, я понял, что парни тоже измотались и спят. Я залез в спальный мешок и отключился.

Через несколько часов мы проснулись и приняли решение больше не оставаться в Приюте, Андрей с Юрой решили больше не делать попыток восхождения, и мы хотели сбросить высоту, которая уже не давала нормально жить. Было желание успеть на завтрашний киевский поезд, на который еще не было билетов. На улице бушевала непогода, шел снег с градом, страшно представить что было на Вершине в этот момент. И это всего через 3 часа после моего возвращения с Горы. Как же здесь изменчива погода! Мы буквально за 15 минут собрали вещи, на кухне оставили продукты, которых бы хватило еще на несколько дней, и погрузились в ратрак, который нас доставил на Бочки. Подъезжая к ним, мы увидели открывшуюся в снегу трещину, размер ее был такой, что туда легко мог бы уйти человек, навсегда. Это нас впечатлило. Кресельная канатка естественно не работала. Дружелюбные балкарцы нам предложили грузовой Урал за 20.000 руб. (600$) на шестерых (с нами еще были шведы). Цена нас просто улыбнула, и мы пошли пешком вниз с тяжеленными мокрыми рюкзаками под проливным дождем сперва до Мира, а потом и до Кругозора. Ноги изнемогали. За день я поднялся с 4100м. до 5642м. и спустился с 5642м. до 3000м. пешком. На Кругорозе опять не работала канатка, но идти дальше не хотелось и не моглось и мы попросили канатчика запустить ее для нас. Он сказал что не может, что у него нету ключей, а оператор с ключами уехал на Бочки. Мы попросили позвонить ему и узнать, возможно ли запустить ее для нас, естественно за плату. Плата была оговорена в телефонном режиме, сперва была сумма 1000руб за троих, мы сказали что платим 500 руб., иначе идем пешком. Канатчик согласился и велел ждать его. Мы ждали минут 20-30. Он наконец приехал, запустил французскую канатку и попросил рассчитаться внизу. Тут нас ждал сюрприз! Приехав вниз и выгрузив вещи мы были приглашены в закрытый ангар, где нижний канатчик бойцовского вида с перевязанными спортивными бинтами (!) руками прямо сообщил нам, что мы должны 1000 руб. за услуги канатной дороги. Мы попытались объяснить ему, что было оговорено 500 руб., на что он начал угрожать и объяснять что торг(!) не уместен. Мы решили не портить себе отдых ради 500 руб. и заплатили за этот откровенный кидок. Кстати забыл сказать, что нам откровенно повезло, и мы каким-то образом проскользнули мимо «альпсбора», дело в том, что каждый потенциальный восходитель обязан был заплатить взнос в размере 1000 руб. за человека за посещение Приэльбрусского заповедника. Еще один кидок, только уже официальный, так как есть Закон, бумага.

Говоря о местном населении, можно вспомнить разные случаи, встречались великолепные люди, как хозяйка на Приюте-11 или сторож на Мире, но и были откровенные ублюдки как этот. Везде не без уродов! На Азау мы погрузились в такси и поехали в прокат, сдали снаряжение, где с нас даже не взяли за просроченные сутки, и вернули нам деньги за неиспользованный баллон газа. Там же рядом поселились на ночь в гостиницу за совсем смешные 300руб.
Утром забрали свои вещи у «Мамы Розы» на Азау, вкусно там позавтракали, купили сувениры и, наняв ВАЗ 21099 с дружелюбным водителем Хызыром, отправились в Минеральные Воды. Это был уже наш девятый, последний день на Кавказе. Проезжая Баксанское ущелье, мы замечали все новые интересные места, о которых нам рассказывал водитель. В горах появлялись красивейшие ущелья, манящие глубокой зеленью, в каждом из которых протекала быстрая река, впадающая в Баксан. Постепенно становилось жарко, мы сбрасывали высоту. Надо сказать, что к тому времени мы устали от отсутствия условий, непогоды, и наверное больше всего от высоты. В Минводах купили билеты на киевский поезд и отправились кто куда. Юра с Мыколой отправились в Киев, мы с Андреем вышли в Днепропетровске с тем, чтобы добраться до Крыма. На российской таможне я немного опасался возможных проблем с регистрацией. Дело в том, что в России в силу опять вступил Закон о необходимости регистрации иностранцев на территории России, находящихся более 3 суток. Этот Закон стоил французу Стефану 100$ штрафа-взятки в аэропорту Минвод при вылете в Москву. Но на таможне нас никто не трогал. В Днепре билетов в сторону Крыма не было вообще, ближайшие билеты только через 20 часов. И я отправился на автовокзал, где спокойно взял два билета до Симферополя на маршрутку, отправляющуюся через 30 мин. Дальше было дело техники. Андрей взял такси с ж/д вокзала на автовокзал, куда сам каким-то образом засунул два огромных рюкзака, мы успели даже перекусить и опять отправились в путь теперь уже к солнцу и морю. В Джанкое, пока была стоянка маршрутки, на ж/д вокзале спокойно взяли билеты Симферополь-Киев на ближайшие выходные и даже успели сдать уже ненужные билеты Минводы-Киев, за что получили отступные в размере 90% их стоимости. В Симферополе мы с Андреем распрощались, он поехал в Севастополь, а в 19-00 я уже был в своей конечной точке Никите, около Ялты, где провел 3 дня восстановления в прекрасной атмосфере. Незабываемый отпуск!

PS. По снаряжению (читать не обязательно). Я вполне остался доволен гортексовскими ботинками Salomon, хотя, изначально начитавшись отчетов, был настроен на пластиковые ботинки, которые все рекомендовали (таковых просто не оказалось в нашем прокате). Особенно было приятно видеть именно такую модель ботинок как у меня у француза Стефана, у него есть опыт в использовании трекинговой обуви. Удобно и не так тяжело как пластик. Добавлю, что Андрей и Юра, использовавшие пластик остались не в восторге. Кошки наверное один из самых важных элементов при восхождении, на спуске, как я уже писал выше, лучше снять. Мы все втроем использовали легкие, гибкие кошки с обвязкой «восьмерочка». Может они и не очень просто одеваются, но зато в дальнейшем никаких проблем не вызывали. Если обувь гортексовская, то желательно использовать защитную пропитку. Очень много мокрого снега. Все остальная одежда у меня была сноубордическая, что может и не совсем эстетично смотрелось на фоне суперпродвинутых альптехнологии, но зато работало безукоризненно. Единственную проблему в самом конце восхождения доставляли широкие брюки, которые я постоянно цеплял зубастыми кошками. Но это можно пережить. Очень желательно, чтобы одежда была вентилируемая, и самое главное, - дышала. Даже для солнечной погоды подходит горнолыжная зеркальная маска. Желательно, конечно, с защитой УФ. Так что я доволен, что обошелся без покупки горных очков. Ледоруб не пригодился, и я слабо понимаю, где бы он там мне помог и в чем. Даже при желании взять его в руки - было бы нереально, потому как они были постоянно заняты палками, которые, конечно, необходимы. Так, создавал сзади эффектно-лоховской вид. Газовую горелку мы решили не покупать, а взяли в аренду в том же «Культуре», газ из-за возможных проблем на таможне тоже купили там же в Терсколе. Я надеюсь, приведенные рекомендации будут полезны будущим восходителям.

Т.Ревуцкий. «Эльбрус 12-20.07.2009»

3 Responses to “Эльбрус”

  1. man-x Says:

    ЭЭЭЭЭЭЭЭх!
    Эльбрус.. два раза там был
    и тянет все время…
    когда еще я к тебе вырвусь??!?!

  2. irusik Says:

    А Эльбрус - это где?

  3. radion Says:

    лучше жен могут быть только жены, на которых еще никто не бывал! ))

Добавить комментарий

>