Героя этой истории я давно и хорошо знаю, и в течение многих лет с сочувствием наблюдаю его семейную драму. Но мне захотелось попытаться понять и его жену. Впрочем, возможно, все значительно проще…

ОНА

Избалованная единственная дочь - что родимая пожелает? Анечка, солнышко… Мать - всю жизнь в торговле, отец - добытчик, все в семью. Семья - святое. Все лучшее - для деточки.
Аня закончила школу и поступила в институт, на экономический. И сразу влюбилась в Славу, а потом в Лешу, потом в Юру с третьего курса.
Все девочки ищут любовь, заглядывают мальчикам в глаза: - Ах! Не ты ли мой суженный-ряженный? Поначалу кажется что да, а потом… Аня, конечно, не красавица, зато хохотушка и широкая душа. Что хочешь, для друга сделает.

Ане хочется любить, любить, любить. И нравятся ей мальчики!… Все мысли о них, спасу нет. Как начнется сессия, одна мука - читаешь, зубришь! А в голове совсем другое: поцелуи, руки, ласки. Пропади эта учеба пропадом!

Но мать сказала: “У девушки из хорошей семьи должен быть диплом!”
У девушки из хорошей семьи… Иногда Ане взгрустнется, и она плачет: “Меня никто не любит!” Вот Миша! Они встречались, она влюбилась по уши, а он ее бросил. Хоть не живи на этом свете!
Может, и нехорошо встречаться с друзьями бывшего парня, а что делать? И она стала встречаться с Эдиком.
– Жалко, что ли? Она, конечно, примитивная, но зато добрая, своя в стельку, - говорит он друзьям.
– А ты ее любишь?
– Нет… но она мне не мешает…

А вот Аня снова влюбилась, уже полгода они вместе, и у нее явно какие-то намерения появились. Эдик напрягся… Надо ее кому-нибудь сплавить…
Подвернулся Димка, друг детства. Только что из армии, застенчивый, робкий. Ему как раз нужна опытная девушка!

ОН

У Димы отец - первый секретарь посольства, полдетства провели за границей. Дом завален книгами. Мать любит Шопена. Отец зовет ее: “голубушка, Клавдия Сергеевна!”. В доме говорят тихо, почти шепотом.

А Дима, любимый сын, гордость отца с матерью, вылетел из института с третьего курса. Папа поседел от стыда, но все достойно перенес и замял скандал: Диму поймали на воровстве колес. Они с другом, Витей Приваловым, откручивали колеса по ночам и продавали, чтобы купить Оленьке Павловой подарок - самый шикарный, лучше всех. Оленька Павлова - однокурсница и первая красавица МГИМО, все в нее влюблены, все дарят ей подарки. Дима подарил ей на восьмое марта духи Nina Richi, а она сказала: “Я думала, что большего стою”.

Голубая мечта Димы - белый мерседес, а еще хочется знать, что у девочек под юбкой. Эдик с девушками гуляет вовсю, а Дима в восемнадцать лет - девственник.

Эдик все устроил. Квартиру, женщину. Впихнул его силком в комнату. Через пол часа Дима вышел. Эдик спросил:
- Ну, как?
Зажав кулаки, Дима в восторге крикнул:
- Уу…Белый мерседес!

* * *

Белый мерседес… Эдик познакомил друга со своей девушкой:
– Это Лена, учимся вместе. А это - Дима, только что из армии.
Отвел друга в сторону:
– Нравится?
– Приятная…
– Это то, что тебе надо.
– Но ведь вы…
Для друга ничего не жалко.

*

Эдик вдруг вспомнил, что у него срочное дело, так что он не сможет проводить Аню домой.
Аня все поняла: Эдик спихнул ее другу. Но смирилась. Этот Дима такой забавный, неуклюжий, робкий, небось, и целоваться еще не умеет.
У Аниного подъезда Дима долго мялся, улыбался, боялся поднять глаза. Аня смотрела на него, смотрела, а потом взяла и поцеловала. В губы. У него дух перехватило. Так и стоял с закрытыми глазами.
“Да он, наверно, вообще ничего не умеет, - подумала Аня, - ну и пусть. Лучше такой, чем никакой”.
Дима пришел домой, лег, закрыл глаза и прямо увидел: эта Аня голая лежит под ним….. “У-у…Белый мерседес”

*

Они начали встречаться. Дима приходил с цветами. Водил ее в кино и на концерт, говорил всякие умные глупости. Смотрел преданными глазами.

Он желал ее страстно. И она не отказывала. Это был первый мужчина, который влюбился в нее по-настоящему. И Аня тоже хотела его полюбить, но когда они занимались любовью, ей хотелось, чтобы на его месте был другой. А после, глядя, на его щенячий восторг, ей было даже немного противно. “И хотя он симпатичный, и ласковый, - думала она- но глаза у него робкие, робкие у него глаза!” Ее так и подмывало сказать ему что-нибудь обидное, а потом сесть и смотреть, как из этих глаз капают слезы!

*

Однажды Аня объявила:
– Знаешь что, Дима, я больше не хочу с тобой встречаться. Все. Больше мне не звони.

*

Дима страдал. Он запирался у себя в комнате и вспоминал: вот она смеется, так что глаза становятся как щелочки, и все тридцать два зуба видны; или разглядывает что-нибудь, покусывая ноготь большого пальца, как она это всегда делает; или целует его… Он целовал ее образ в ответ. Сидел и ждал, когда, наконец, она вдруг позвонит и скажет: “Привет, Димка! Я по тебе соскучилась”.
Через полгода она позвонила, и они встретились. А потом поженились.

Была шумная веселая свадьба в ресторане, человек сто пятьдесят. Аня напилась и в дамской комнате, сполоснув раскрасневшееся лицо холодной водой, призналась подругам:
– Я его не люблю, но он надежный, будет хорошим мужем.

Ей никто не поверил. Разве можно не любить такого?

Дима ходил среди гостей, искал ее: “Где Аня? – и, увидев, сказал: – Никуда ты больше от меня не денешься, теперь ты – моя!”

***

Моя, твоя, его, наша, ваша, их…

НЕЛЮБОВЬ

Вопрос: отчего молодость превращается в старость?

Ответ: мечты гибнут, портятся, остаются гнить в теле. От того и некрасивость.

***

Как-нибудь под вечер душа рвется в рай. У Ани глаза блестят. Все тело гудит, просит любви. Сейчас пять часов, а в семь придет Димка. Аня наготовила: сельдь под шубой, пожарила котлет с маслицем внутри, отварила картошку с жареным лучком и укропом, сырники с изюмом, как Димка любит… Он к семи придет, и водочка есть, и шампанское есть. Свечи на столе, свежее белье на постели, под халатом чулки на поясочке, тапочки парчовые с помпончиком пушистым розовым. И ногти накрасила, и надушилась раз пять и губы подвела. Ждет.

Наконец, звонок в дверь. Аня выключила свет, зажгла свечи и пошла открывать.

Дима зашел и включил свет.
– Почему сидишь в темноте? – увидел свечи на кухне и ахнул: – Ты моя сладкая! Иди ко мне!
Дима с мороза – уши красные, горячие. руки холодные, шершавые. И Ане хочется прямо здесь, прямо сейчас.
А Дима смеется.
– Аня, подожди, подожди! Дай я разденусь, руки помою.

Аня осталась стоять в коридоре, повесила на вешалку дубленку, которую он бросил на стул, ботинки задвинула под шкафчик.

Дима вышел из ванны и потянул носом воздух, пальцем показал в сторону кухни.

– Там что-то обалденно пахнет. У нас праздник?
– Я решила устроить собственному мужу праздник.

Дима чмокнул жену в губы.– Я умираю от голода.

Дима ел, как всегда быстро, проглатывая большие куски. Отрезал вилкой котлету, на тарелку потекло растаявшее масло.

– Здорово, прямо как мама делает. Она тебя научила?
– Нет, сама.
– Ты у меня все сама, – погладил жену по щеке, потянулся поцеловать.
– Налей мне! – попросила Аня.
– Отлично! Что тебе, шампанское?
– Водку.

Аня выпила залпом и теплая струя, как прикосновение, скользнула вниз.

- Налей мне еще.
– Без водки я тебя не вдохновляю?
– Вдохновляешь.
– Я сейчас. Вот только доем.
– Ешь, ешь.

Перед ней сидел мужчина, муж. Аня подумала, что есть что-то умилительное в том, как мужчина ест: кормишь его, и он становится ручной, собственный. Муж.

Она смотрела на его опущенные в тарелку глаза с пушистыми ресницами, на поросль, выбивающуюся из расстегнутого ворота сорочки, руки с длинными пальцами, на выпуклость чресл меж широко раздвинутых ног. Вожделение, как дорогой нектар на блюдечке, ах, не расплескать бы его, донести до постели.

Дима допил компот, и они пошли в спальню.

Каждая клеточка Аниного тела отзывалась на прикосновение, как какой-нибудь причудливый восточный инструмент с множеством колокольчиков, легкое касание руки и переливчатый звон, отдаваясь эхом, уносится ввысь.

– Я люблю тебя, Аня…Аня, я тебя обожаю… – не переставая шептал Дима, – Аня…Аня…Я люблю тебя….Ты меня любишь? Скажи… Любишь?
“Он и вправду меня любит, – думала Аня, – и это самое главное. И я его тоже…”
– Я тебя тоже люблю…
– Я очень тебя люблю… А ты меня… очень?

Он целовал ее в шею, в грудь, пальцы ног, всю – с ног до головы, мочки ушей. Он был нежен, да, нежен, но… суетлив, может быть?

Вдруг желание пропало, будто сорвали обертку, музыка стихла. И в этой вдруг накрывшей ее тишине Аня открыла глаза и увидела в темноте силуэт мужа, что ритмично трудился над ней, и это плюхающее чужое потное тело стало ей неприятным, неприятным….

Она сказала, что устала, что хочет спать, что у нее разболелась голова. Потом отвернулась к стене и уставилась в темноту. Неожиданно быстро навалился сон.

Дима сидел в кровати до рассвета, смотрел, как светлеет предутреннее небо и узнавал, что такое унижение, щемящий душу стыд и так незаметно для себя вступил на дорожку поиска вины.

***

Мудрость: дорога поиска вины обсажена ядовитыми ягодами.

***

ЛЮБОВЬ

Размышление: любовь – это вожделение плюс нежность, забота плюс нежность, ревность плюс нежность, обида плюс нежность, смирение плюс нежность и даже ненависть плюс нежность, кажется, тоже любовь. Бестолковая любовь.

ВИНА

Если гаснет свет, то мы идем ощупью, спотыкаемся о выступы, раним себя.
Я в твоей нелюбви, как во тьме, пожалей меня, хрустальное сердечко.
Жена подарила Диме дочь, и это бесконечное счастье – держать хрупкое тельце на руках, в сморщенном личике находить сходство с собой и с Аней: он и она в одном.

По ночам Дима сидел с дочкой, потому что девочка плакала, не спала, а Ане надо выспаться, у нее круги под глазами, она устает.

Прокрадываясь бесшумно, чтобы ребенок опять не проснулся, Дима ложился и с тайной надеждой протягивал руку к жене, а она говорила:

– Дима, ну не надо.
– Почему?
– Не надо.

А ему другой не надо, никого на свете не надо. Она спит, а он слушает ее дыхание, она совсем рядом, так ужасающе близко…..

Кто так зло пошутил? Чего не может коснуться рука, то и надобно сердцу.
Он объяснил себе: “Наверно, она фригидная, что же я ее мучаю?”
Нашел свою вину и в ней обрел утешение.

Однажды за завтраком Аня сказала мужу:
– Ты мужчина или нет, я вот не пойму. Ты глаза разуй, у тебя, если ты вообще понимаешь, что это значит, ребенок и жена. Я тут бьюсь как рыба об лед, а ты живешь в моем доме, в холодильнике мои продукты. Ты когда-нибудь начнешь нормально зарабатывать?

Дима решил, что он расшибется в стельку, но денег у него будет больше всех, он будет круче всех, и тогда Аня увидит, что он настоящий мужчина, и тогда у них все будет по-другому.

ЛОЖЬ

А она… бьется как рыба об лед.

На дворе девяносто второй год, и Аня с тремя подружками подвязалась челночить в Турцию. Работы невпроворот. Товар: кожа, дубленки – оттуда, отсюда – хрусталь, фарфор. Бизнес идет, и каждый месяц неделю Аня проводит в Стамбуле. Работает. Целый день. А вечером… Босфор принимает в объятия закатное солнце, а Аня… Их так много, имен не упомнишь, и все горячие, ненасытные – Фариды, Ахмады, Саиды, Асады, а Фахри… Фахри был лучше всех. Что она может поделать, если все горит внутри. Да и дело так лучше спорится.

Аня приезжает в Москву вся измотанная, уставшая.

– Мне надо отдохнуть, – говорит она мужу.

И Дима знает, Аню нельзя тревожить.

УДАЧА

А он….должен выполнить свою клятву, и тогда у него с Аней все наладится.

Как-то вечером позвонила Галя, институтская подруга Ани, дочь нефтянника из Уфы. Пожаловалась на мужа: “Как он мне надоел!”. На любовника: “Такой сволочью оказался!”

– А твой что? – спросила между делом.
– Чемодан без ручки, – ответила Аня.
– Он у тебя, кажется, в МГИМО учился? Хочешь, мой возьмет его к себе на работу? Он сейчас нефтью занимается… Папаша ему фирму сделал.
– Думаешь, возьмет?
– Если я ему скажу, возьмет.
Аня положила трубку.
– Cлышишь? Я тебе работу нашла, сам то ты ничего не можешь.
Через два года у Димы был черный мерседес, через пять – дом на Рублевке, а потом – все, что душа пожелает. А что душа пожелает?
Анькиной любви.
Все сбылось, кроме одного. После тринадцати лет брака у Димы одна мечта, чтобы Аня его полюбила…

ЕЕ ЗАБАВЫ

А она говорит мужу:

– Ты меня всю жизнь благодарить должен, кем бы ты был, если бы не я? Нулем без палочки.

Теперь у Ани одна забота: покупать все только самое дорогое. На новой даче Аня показывает шторы на кухне подружкам. – Видите? Это самые лучшие шторы, сто баксов за метр, самые дорогие.

Аня с Галей дружат – не разлей вода. Вместе ходят тусоваться по ночам, вместе снимают мужчин, гуляют, надо же расслабиться?

Аня частенько приходит под утро домой, еле стоит на ногах.

Дима спрашивает:

– Где ты была?
– С подружками встречалась, а тебе что надо?
– От тебя разит за километр!
– А ты не подходи.

ЕГО ЗАБАВЫ

Однажды Дима усомнился. Многолетняя вера во фригидность жены дала трещину: “А вдруг она мне изменяет?”
Он подкупил подружек жены, нанял детективов и узнал, с кем и когда изменяла ему Аня – имена, даты. Все.
– Знаешь, что это за люди? Никто, жалкие типы! – Дима плакал, напившись в ресторане у Эдика. – Они еще пожалеют об этом!
– А может, тебе развестись?
Я знаю, что я сделаю. У меня полное досье на ее любовников, я знаю, где они работают, домашние адреса, все знаю! Я их перестреляю, как собак, всех, одного за другим!
– Их то за что?
– За то, что они… мою жену! Они ведь знали, чья она жена!

Детектив не зря ест свой хлеб. Каждый месяц файл в компьютере Димы под названием “A.L.” пополняется новой информацией.

Слежка за женой превратилась в увлекательную игру. Есть такая забава: убегание от собственной тени в лунную ночь по зыбучим пескам.

МАЛЕНЬКАЯ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ

Только у края обрыва, пошатнувшись, но, успев отпрянуть, понимаешь, какая она большая, эта чертова любовь к жизни.

ГЛАВА БЕЗ НАЗВАНИЯ

Хорошая песенка:

Позову я голубя,
Позову я сизого,
Пошлю миленькой письмо,
И мы начнем все сызнова.

Круг всегда замыкается. Днем и ночью думая о мести, Дима растревожил духов, и однажды они явились за обещанным.

Но разве легко убить человека? Дойдя до грани отчаяния, Дима трижды отрекся, вдохнул полной грудью когда-то разлившиеся в мир веру, надежду и любовь и поверил, что срок его печали вышел, только надо очень, очень, очень захотеть.

Когда круг замыкается, есть три пути: в новый круг, в смерть и в свободу.

Мы, маленькие смешные люди, не ведаем своих путей, и нас, утопающих в желаниях, уносит в ближайший водоворот.

Ложась спать, Дима спросил Аню:

– Какой тебе цвет нравится?
– Какая разница?
– Ну скажи, мне важно!
– Если важно, небесно-голубой.

Утром Дима пошел в автосалон и купил жене новенький AUDI A-6 серебристый металлик.

В субботу поехали на дачу к Эдику. Собрались друзья. Весь вечер Дима светился от счастья.

– Скажите, ведь я удачно выбрал машину? Мне кажется, она очень идет моей жене. Ты только посмотри, Эдик, как Анечка смотрится за рулем. Просто супер. Эта модель создана для нее.

Аня сказала:

– Хватит уже, достал всех. И застегни ты сорочку, вся твоя волосатая грудь видна, фу, не могу смотреть, застегни сейчас же!

Дима застегнул ворот.

Потом пожарили шашлыки. Выпили. Спустилась ночь, стало прохладно. Женщины ушли в дом.

Сидя во дворе у тлеющего костра, Дима рассказывал Эдику:

– Знаешь, когда мы были в Испании, как-то вечером пошли в клуб, такой супер-шикарный клуб, сидим, мимо проходит девица в совершенно прозрачной юбке, а под ней трусики такие, полоской, так что кажется, что совсем голая. Я посмотрел на нее и знаешь, что подумал?

– Хорошо бы ее… – не задумываясь ответил Эдик.

– Нет, я подумал, какие трусики красивые, приеду в Москву, пойду в “Дикую Орхидею” и куплю такие Аньке.

– Дима, заведи себе другую бабу! – сказал сочувственно Эдик.

– Знаешь, мне почему-то кажется, что у нас теперь все наладится.

***

Ночью, вернувшись домой, Аня допустила мужа до тела. Дима не был с ней уже три месяца, и эта близость показалась ему началом новой жизни, жизни, в которой она его любит, а он живет ради неё, всё ради неё, весь мир положит к её ногам…

На следующий день под вечер Аня куда-то исчезла, отключив мобильный. В ноль часов тридцать минут позвонил детектив и сказал, что она в мужском стриптиз-клубе с подругой, подцепили каких-то парней, пьют, и все идет к тому, что …

Через полчаса Дима был там, спрятавшись за спинами гостей, стоял и смотрел, как его жена прижимается к какому-то молокососу.

В два пятнадцать вся компания вывалилась из клуба, села в машину и поехала в сторону Каширки. Дима с детективом поехали за ними вслед. С трех до пяти Дима сидел в машине под окнами дома, где его жена изменяла ему. Он смотрел на часы, ждал, когда она выйдет. В пять пятнадцать Аня вышла из подъезда. Дима развернулся и поехал домой, ехал быстро, чтобы приехать раньше. Потом смотрел из окна, как жена, шатаясь вышла из такси, еле поднялась по ступенькам к подъезду. Когда она позвонила, открыл дверь и со всей силы ударил. Аня отлетела к лестнице, и, не удержавшись, скатилась вниз.

Увидев неподвижное тело, Дима подумал, что она умерла. Странное чувство – Аня умерла. Что значит – Аня умерла? Но она застонала, потом громко зарыдала. Она не умерла.

– Моя нога, моя нога! – повторяла и плакала.

Он поднял её на руки и помчался вниз, усадил в машину и повез в больницу.

Она только плакала и всё повторяла:

– Как больно, моя нога, как больно!

Он ворвался в приемный покой и закричал: – Где у вас тут травматолог? У моей жены нога сломана! Быстрее, где же врач? Быстрее!

Её уложили на каталку. Он шел рядом. Она корчилась от боли и плакала.

Дима взял обеими руками руку жены и поцеловал.

– Анюта, не бойся! Все будет хорошо…

По щекам у него покатились слезы.

Аню завезли в перевязочную, а он остался стоять в коридоре. За окном светлело, розовело летнее небо, запели птички. Такой покой и тишина в скверике больницы. Ни души.

Дима попробовал пройти в перевязочную, но его попросили подождать. Он сел на стул и почувствовал, как у него разрывается сердце от любви.

Все осталось по-прежнему. Поэтому история продолжается.

3 Responses to “Вся сложность отношений…”

  1. Li Says:

    Почему скажите пож-та так в жизни бывает,когда не ценишь имеешь,когда ценишь не имеешь..И еще мне кажеться если хлабыснул ей пару раз по лицу..поняла бы что мужик…сам виноват тихоня…бабы таких не любят..природой в женщине заложеночувство превосходства мужчины над ней…

  2. Фашист Says:

    Дима - вахлак, Аня - типичная шлюха. Щемить надо таких!

  3. Sabrina Says:

    Li, факт)))Но по лицу это не вариант, так нельзя с женщинами (даже если она шлюха)… Это сущность человеческая такая, нам от природы хочется большего, лучшего.. Именно поэтому мы не бегаем в шкурках животных, а пользуемся благами современности)))

Добавить комментарий

>